«Меня били – и ничего»: как мы передаем травму из поколения в поколение

Об эмпатии, боли, обидах, бесконечной цепочке страха и насилия, которую нужно прервать, а также о том, почему я не бью детей и не запираю их в темной комнате.

В нашей стране лицемерное отношение к детям. С одной стороны, отовсюду кричат, что надо поддерживать рождаемость, что дети – наше все (счастье, свет, будущее, цветы) и аборт – преступление, с другой стороны – права детей постоянно ущемляются. Систематически, как любят говорить наши политики.

То вдруг ребенка не пускают на обед в прогрессивную «Стрелку» или маму с коляской выгоняют из «Гаража», а то и вовсе Яна Рудковская заявляет в интервью, что наказывает своего ребенка «тоненьким ремнем» и запирает в темной комнате. А что такого? Детей надо держать в строгости, а то из них вырастает не пойми что!

Читайте так же

«Отныне меня не остановить»: гаитянка с серьезным ... 28-летняя Берланж Пресилус родом из Гаити. Сейчас девушка живет в Канаде, где строит карьеру в модельном бизнесе. И это несмотря на то, что Берланж ро...
«Меня прооперировали»: Диана Гурцкая рассказала о ... Популярная певица Диана Гурцкая побывала в гостях у Елены Малышевой. В эфире передачи «Жить здорово!» она рассказала о страшном диагнозе, который пост...

Все это происходит в мире, где есть «Конвенция о правах ребенка», где насилие над детьми запрещено на законодательном уровне, и в любом развитой стране после такого заявления (ремень и темная комната) к маме как минимум наведаются органы опеки. Впрочем, там и у мужа, которого жена обвиняет в насилии, будет множество проблем, скорее всего его сразу же арестуют и потом будут разбираться. Просто потому что насилие – это страшно. Это каменный век, пережитки прошлого, отвратительные традиции общества, в котором у женщин и детей не было никаких прав.

Но россияне тащат свои травмы с собой даже в миграцию. В одной из испанских групп в Facebook недавно был пост в духе: «Представьте себе, здесь нельзя шлепать детей! У вас будут проблемы, если кто-то увидит, как вы шлепаете ребенка на улице. Какой ужас, они запрещают нам бить собственных детей!» И пятьдесят комментариев поддержки. Для меня все эти темы – триггер, так что я пришла в белом пальто спорить, в Дона Кихота играла. И основным аргументом этих дам было: «Нас били – и ничего, людьми выросли».

"Меня били – и ничего": как мы передаем травму из поколения в поколение

Мне их жаль – в их детстве было насилие. Мне жаль маленьких девочек, которые так привыкли к ремню, что притащили его во взрослую жизнь с полным ощущением его полезности.

Конечно, если ребенку в 15 лет говорить: «Ешь суп», то он будет всю жизнь веровать в том, что суп – очень полезен, меж тем – это совершенно бесполезная пища, состоящая из переваренных овощей, в которых ничего не остается (ну клетчатка, ок). И нужно лишь пить достаточно воды – без супа можно легко обойтись. То же самое и с ремнем – это не норма. Это насилие.

Это не значит, что детям можно позволять все. Детей можно наказывать, но делать это надо разумно. На прошлой неделе мы поехали с сыном в магазин (а у меня такой же мальчик-блондин с дурацкой челкой, как и у Яны Рудковской) , купили большую банку шоколадной пасты. Мы любим шоколадную пасту, сын – чуть больше, чем я. Домой вернулись поздно, я просто хотела доползти до кровати и заснуть. Ребенок схватил банку и сказал, что понесет ее сам, я попросила его положить банку в сумку, потому что она стеклянная, он не захотел, я махнула рукой.

Через три минуты банка оказалась на асфальте, из нее вытекала паста. Сын плакал, а я психанула. «Ты что – идиот? У тебя вообще есть мозги?» Да, я устала, у меня был тяжелый день, да, я его предупреждала, а он меня не послушал. Он продолжал плакать и сквозь всхлипы произнес: «Зачем ты кричишь на меня мама, мне и так плохо!»

И тут два момента – во-первых, я кричала на него, используя те же самые конструкции, которые использовали моя мама и бабушка. Во-вторых, я кричала на человека, которому и так плохо. Почему? Потому что так поступали со мной.

Читайте так же

«Отныне меня не остановить»: гаитянка с серьезным ... 28-летняя Берланж Пресилус родом из Гаити. Сейчас девушка живет в Канаде, где строит карьеру в модельном бизнесе. И это несмотря на то, что Берланж ро...
«Меня прооперировали»: Диана Гурцкая рассказала о ... Популярная певица Диана Гурцкая побывала в гостях у Елены Малышевой. В эфире передачи «Жить здорово!» она рассказала о страшном диагнозе, который пост...

"Меня били – и ничего": как мы передаем травму из поколения в поколение

Как бы я ни старалась читать правильные книги, работать с психологом, с собой, я все равно такой же травмированный ребенок, как и все. В нашем детстве было очень мало эмпатии (кому-то повезло, но большинству – нет) и очень много строгости.

Марши по расписанию. Дефицит. Учись на одни пятерки. Нет? Ремень. Никто не думал о наших детских переживаниях, что нас чем-то можно травмировать. Когда я плакала, мне предлагали пойти проораться в другую комнату, успокоиться и вернуться. И это было больно, я до сих пор помню, как это было больно и обидно, поэтому никогда не поступаю так со своим ребенком. Если он расстроен, я обнимаю его и спрашиваю, что случилось. И если он не прав, объясняю ему, что он не прав. Но не отправляю его рыдать в другую комнату, потому что мне важны его чувства и переживания.

Задача родителя – дать ребенку пример и ориентиры. На каком-то этапе рассказать «что такое хорошо и что такое плохо», потом объяснить, что не все так однозначно и бывают ситуации сомнений и выбора, и так далее. Задача родителя – вырастить и выпустить в мир, желательно так, чтобы ребенок не сделал этот мир хуже (он и так не очень радужен).

Родитель, наказывающий ребенка ремнем и запирающий в темной комнате учит одному: в мире побеждает физическая сила, кто сильнее – тот и прав. Лишь на том основании, что я больше, я могу тебя унижать. Я могу запереть тебя в комнате и не выпускать. У меня есть такое право – потому что я сильнее. Его били и унижали, он будет бить, потому что для него это нормально.

Мы передаем это по цепочке, как код. И очень важно на каком-то этапе эту цепочку разорвать. Наши дети удивительные – они с рождения учатся работать с информацией, быть многозадачными, умными, эмпатичными. Для них открыт весь мир – нет границ, нет пределов: можно поменять карьеру несколько раз, можно уехать в Африку работать в «Красном кресте», да даже на Луну можно отправиться, было бы желание.

Все, что мы можем сделать, – вытащить из той темной комнаты своего внутреннего ребенка, пожалеть его, потому что он этого заслуживает. И не поступать так со своими детьми.

Читайте так же

«Меня прооперировали»: Диана Гурцкая рассказала о ... Популярная певица Диана Гурцкая побывала в гостях у Елены Малышевой. В эфире передачи «Жить здорово!» она рассказала о страшном диагнозе, который пост...
«Отныне меня не остановить»: гаитянка с серьезным ... 28-летняя Берланж Пресилус родом из Гаити. Сейчас девушка живет в Канаде, где строит карьеру в модельном бизнесе. И это несмотря на то, что Берланж ро...